четверг, 19 декабря 2013 г.

Под прицелом.



Любит ли Ваш ребёнок ездить за покупками вместе с вами?
Моя младшая не любит. Она интенсивно и по-честному работает над имиджем " ребёнок с игровой зависимостью".
Пока ребёнок занят, мы с мужем в тесном обществе друг друга отправились за покупками.
Устраиваемся в автомобиле, на стоянку заезжает микроавтобус, из которого выскакивают три молодых человека в цивильной одежонке, со странными жилетами на корпусах, один из них в шапочке северного лыжника, которая с прорезью для глаз. Что-то держат в руках. Потом один поднимает это что-то до уровня глаз, зажигается фонарик на этом и начинает шарить лучом по салонам машин на стоянке. Пока один мальчик занят "просветительской деятельностью", два других очень интересно заняли стойки на стоянке.
И тут меня накрывает, у мальчиков в руках автоматы. Сижу и думаю: они играют или это всерьёз? Мало ли, у богатых свои причуды.
Потом мысли начинают пускаться в стремительный бег:
господи, куда мы попали?
 Кто это: бандиты или полиция?
Это же настоящие автоматы у них в руках.
Убьют или не убьют?
Нет ничего хуже, чем оказаться свидетелем преступления.
Надо прятаться, или ну его на фиг, если надо, то пристрелят?

А мальчики развернулись, походками атлетов подошли к микроавтобусу, загрузились и отбыли.
Я не могу двинуться. Мы остались живы, кажись.
Кто и что это было?
Если мафия, которой как будто бы нет, то хорошо, что растворились в пространстве без приветов и ответов.
Но если полиция?
Как же так?
Хоть бы значок перед отъездом показали, извинились за беспокойство, за предоставленную радость "повисеть на мушке".

Что-то мне это напоминает. Аaa. Так работала полиция-милиция на моей родине. Они, дескать, эту мать её родину от нас, потенциальных врагов, защищали. Здравствуй ещё одна мать-мать-мать?

Через неделю узнали из местной газеты, что это была полицейская рация, грабителей искали по горячим следам.

Спасибо журналистам, хоть кто-то на государственной службе думает о своих согражданах.

Мальчики играют в войну...